Ухудшение ситуации в мировой экономике усиливает позиции биткоина

Несмотря на снижение курса биткоина ниже $8000, эта монета все еще остается одним из самых безопасных активов. В условиях ухудшения ситуации в глобальной экономике спрос на такого рода активы будет укрепляться.

Сейчас центральные банки накачивают финансовые системы своих государств капиталом и вводят отрицательные ставки, чтобы заставить инвесторов не хранить деньги, а инвестировать их в производство.

Недавно Федеральная резервная система США и Народный банк Китая влили дополнительные средства в финансовый сектор своих стран.

По словам Кэмерона Уинклвосса, на данный момент $17 трлн вложены в облигации с отрицательной доходностью. Снижение дохода от инвестиций в фондовый рынок ведет к тому, что будет увеличатся капиталовложения в биткоин.

Аналогичной точки зрения придерживается рейтинговое агентство Weiss. Его аналитики считают, что покупка BTC станет ответом инвесторов на разрастание мирового кризиса.

Биткоин фактически становится современным золотом. Его чаще применяют для хранения капиталов, а не для перевода средств.

По мере ухудшения обстановки на глобальном финансовом рынке привлекательность такого актива будет возрастать. Укрепление спроса на биткоин может привести к новому взлету крупнейшей цифровой валюты, капитализация которой сейчас составляет 1$43,363 млрд.

Мониторинг онлайн обменников

Евросоюз намерен запретить стейблкоин Libra

Франция, Германия и Италия готовят меры по запрету в Европе цифровой валюты Libra, разрабатываемой компанией Facebook, заявил министр экономики и финансов Франции Брюно Ле Мэр. Его слова процитировало французское издание Le Figaro.

Министр отметил, что Libra будет привязана к бивалютной корзине, и это значит, что 2,5 млрд пользователей соцсети смогут привести Евросоюз к финансовой дестабилизации.

«Libra не приветствуется на европейской территории. Мы предпримем меры совместно с Италией и Германией, потому что на карту поставлен наш суверенитет», – сказал Ле Мэр, отказавшись раскрыть характер обещанных мероприятий.

«Мы хотим, чтобы денежно-кредитная политика находилась в руках частной компании, такой как Facebook? Мой ответ: явно нет. Я не против создания публичной цифровой валюты, в становлении которой привет участие Франция, и функционирующей в рамках европейских норм», – заметил министр.

Ранее член правления Европейского центрального банка Бенуа Кёре заявил, что введение в оборот какой-либо криптовалюты может привести к срыву денежно-кредитной политики, дестабилизации международной финансовой системы или национальных экономик.

«Если бы в стране со слабой банковской системой население массово использовало криптовалюту для своих покупок и сбережений, обвал её стоимости без какой-либо банковской или государственной гарантии имел бы катастрофические последствия», – сказал Кёре.

Впрочем, он указал, что в перспективе не против легализации криптовалют на европейском финансовом рынке.

«G7 считает, что ни один глобальный криптовалютный проект не должен вводится до тех пор, пока правовые и нормативные риски не будут должным образом устранены», – отметил Кёре.

Мониторинг онлайн обменников

Мнение эксперта: Что изменит закон о «суверенном рунете»

1 ноября в России должен вступить в силу закон о «суверенном интернете», призванный сосредоточить управление российским интернетом в одном центре и обезопасить Рунет от иностранных угроз, то есть при возникновении политической необходимости отрезать российский Интернет от мирового.

Аналитик Общества защиты Интернета и координатор по международному сотрудничеству Роскомсвободы Александр Исавнин рассказал, что может изменить закон.

«Мы надеемся на коррупцию»

В целом этот закон даёт государству право контролировать техническую инфраструктуру – интернет. Во всём мире, начиная с Соединённых Штатов Америки и России до начала блокировок, до 2010 года, интернет развивался, управляемый «невидимой рукой рынка». Если необходимо было что-то делать, если возникал спрос, на него отвечало предложение.

Но теперь наше государство дало себе практически полное право контролировать инфраструктуру интернета, то, как взаимодействуют операторы, как они взаимодействуют с заграницей. Государство добавило себе право устанавливать специальное оборудование, которое должно нас защищать от внешних угроз, но фактически оно будет защищать нас от нежелательной государству информации.

Закон даёт им такое право с 1 ноября. Насколько они это право будут реализовывать, сказать сложно. После принятия закона стало очевидно, что им надо принять около 30 подзаконных актов, связанных с этим делом. Часть этих актов уже принята, но они написаны так же неконкретно. «Да, у нас есть право что-то делать, что-то требовать, но мы пока ещё это не написали, потом придумаем».

Часть этих актов в процессе разработки были отклонены, потому что были нарушены формальные бюрократические требования, предъявляемые к разработке акта. Россия претендует на некоторую открытость в этом плане, акты должны обсуждаться, собираться мнения. Они были отклонены, потому что были нарушены бюрократические процедуры. Поэтому ровно 1 ноября в полную силу он, конечно, не вступит.

Мы больше всего надеемся на коррупцию, на то, что этот закон будет использован, чтобы украсть деньги на оборудовании защиты или на создании центра управления интернетом в России, но фактически ничего работать не будет.

Интернет очень успешен и надёжен, потому что там нет единого центра, откуда может прийти ошибка. Отсутствие центра управления интернетом и привело к такому удачному его развитию, именно поэтому интернет сейчас полностью заменяет классические телефонные сети. Интернет этим победил, тем, что не было никакого государственного регулирования того, как взаимодействуют операторы, того, как ходит трафик. Интернет выиграл, потому что есть «невидимая рука рынка». В России власти это, понятно, не устраивает, они придумали «суверенный интернет» после многолетних попыток через Международный союз электросвязи как-то завладеть контролем. Что невозможно, потому что в Международном союзе электросвязи есть и нормальные организации.

Что будет? Мы надеемся на то, что они распилят деньги и успокоятся.

Что будет в худшем случае?

Что будет в худшем случае? Например, мало кто обращает на это внимание, но в рамках этого закона можно влиять на межоператорские отношения. Довольно просто и довольно очевидно, что может возникнуть: будут разбивать механизмы свободного рынка, которые действуют сейчас в России, монополизировать рынки, передавать контроль движения трафика в сторону больших операторов.

Сейчас в России действуют около пяти тысяч независимых операторов. Операторов, участвующих в глобальной маршрутизации, есть 5 тысяч в России, 6 тысяч в Бразилии, 17 тысяч в Соединенных Штатах Америки, в районе 3 тысяч европейских операторов, 2,5 тысячи в Украине и так далее. Лицензированных при этом по российским законам организаций около 8 тысяч, то есть существуют и «спящие» операторы. Понятно, что такая ситуация не может устраивать тех в государстве, кто любит тотальный контроль, кто любит командовать.

Пятью тысячами командовать существенно сложнее, чем двумя, тремя, четырьмя – или одним, как в Сирии. Если у тебя оператор один – это может приводить к существенным ошибкам. Ошиблись в конфигурировании маршрутизатора в Сирии, интернет не работает, дальше они ждут, пока привезут новый из соседней страны, три-четыре дня.

Поэтому мы в России готовимся к худшему, но надеемся на лучшее.

Цензура

В рамках закона о суверенном интернете предусмотрены технические средства противодействия угрозам, то есть операторы обязаны будут установить какое-то оборудование, которое должно противодействовать угрозам. Мы не знаем, какие это угрозы, но, скорее всего, оно будет предназначено как раз для цензуры. Сейчас такое оборудование тестируется в Уральском федеральном округе и ещё в нескольких областях. Господин Жаров из Роскомнадзора хвастался, что наконец-то они теперь заблокируют Telegram. То есть цензура в данном случае совершенно не связана с экономикой.

Как работает интернет-оператор и почему интернет так успешно развился, в отличие от телефонной сети? Интернет-оператор получает маленький кусочек данных, которые называются пакетом, смотрит на адрес получателя, только на этот кусочек, и отправляет дальше следующему оператору, который может доставить их получателю – это основная задача оператора.

Что вынужден делать российский оператор? Он вынужден получить этот кусочек, собрать его вместе с остальными кусочками, проверить, не осуществляется ли передача информации в сторону или от запрещённого веб-сайта, и, если все хорошо, отправить его дальше. Российский оператор уже сейчас вынужден тратить в разы больше средств на обеспечение доступа в интернет, чем это делают другие операторы. Всё это нужно для того, чтобы тем или иным способом ограничивать доступ российских граждан к информации. Это не просто цензура, это цензура, за которую платят российские граждане – это самое печальное.

Как мы видим, особенно на примере приложения Telegram, эффективно эта цензура не работает. Поэтому всё развитие законодательства, начиная с 2010 года, первых блокировок, различных вариаций СОРМ, слежки за гражданами через «пакет Яровой», заканчивая сейчас суверенным интернетом – это попытка российского государства усилить регулирование и влияние на интернет в надежде, что у них наконец это получится. А оно по-прежнему не получается. Они делают интернет дороже и медленнее.

Они не понимают, как работает интернет. «Американская военщина» в своё время заказала его для того, чтобы он пережил и работал в случае ядерных бомбардировок со стороны Советского Союза. Слава богу, ему не понадобилось выживать в этом случае. Но то ДНК, которое было в него заложено, сейчас прекрасно позволяет интернету в России выживать в случае ядерных бомбардировок со стороны Роскомнадзора.

Успех с закрытием российского интернета придёт только с полным его закрытием. Они должны будут отменить его совсем. Но вряд ли они смогут это сделать. Сейчас они хвастаются госуслугами, которые уже сложно получать без доступа к интернету. Сейчас сами чиновники любят им пользоваться. Окончательно закрывать они его вряд ли станут.

Пример Китая

Во-первых, те, кто хотят обходить большой китайский файрвол, благополучно его обходят. На всех китайских рынках, в китайских лавочках, торгующих сотовыми телефонами, вам установят VPN.

Во-вторых: я недавно читал совершенно замечательное исследование о том, что, если бы в России не было бы Первой мировой войны, не было бы репрессий, не было бы Второй мировой войны, у нас бы жило примерно 500 миллионов русскоговорящих. Собственно для того, чтобы сформировать свою цивилизацию, которая может замкнуться и вариться в собственном соку, нужно примерно столько людей.

Вот у китайцев есть миллиард. Китайцы могут замкнуться просто потому, что они в состоянии создавать свою собственную культуру и сами ее потреблять. Замкнуть Китай как страну, можно, но мы ещё не говорим про интернет пока. Почему у китайцев «получилось»? Китайское правительство изначально следило за тем, как развивается интернет. Они сразу строили большой китайский файрвол на своей границе. Российский интернет до 2010 года развивался как вполне свободный. Кроме того, китайцы изолируют свою страну от чего-то внешнего, они не допускают Google, но у них есть своя цивилизация, у них работают другие приложения. Изоляция происходит между Китаем и не-Китаем.

Российский же закон о суверенном интернете и те блокировки, которые уже происходят, работают внутри страны, в том числе между операторами. Китайское правительство ограничивает своих граждан в доступе к какой-то зарубежной информации, но не рубит то, что происходит внутри страны. Они не разрушают инфраструктуру, они не разрушают рынок внутри страны. Там нет такого, как в законе о суверенном интернете, влияния на взаимодействие внутри страны. Они ограничивают течение информации снаружи, они могут применять какие-то меры против компаний типа Google, Facebook, ещё чего-то такого, но внутри страны есть абсолютно эквивалентные сервисы. У нас же поисковая система «Спутник», менеджер «ТамТам», все эти потуги российских компаний заменить что-то международное на что-то своё не срабатывают. В этом и состоит негативная разница нашего суверенного интернета с китайским: существующий хороший развитый рынок пытаются монополизировать, консолидировать, разбить и зарегулировать внутри страны, в отличие от того, что делают китайцы. Они свои компании не подрывают.

Кто и как будет осуществлять блокировку

Если сейчас провайдер полностью ответственен за обеспечение блокировок, то теперь возникнет оборудование противостояния внешним угрозам, которое в основном и будет осуществлять блокировки.

В чём разница между, например, российской, китайской, иранской ситуацией на текущий момент? Есть реестр запрещённых материалов, который ведет Роскомнадзор, часть этого реестра отдаётся операторам для того, чтобы операторы сами своими средствами за свой счёт заблокировали эти ресурсы. Поэтому общественные организации, например, Роскомсвобода, могут найти на сайте реестр заблокированных и мониторить, кто блокирует, что блокирует, зачем блокирует. Эта информация публичная. В случае с Китаем или Ираном, которые существенно впереди нас по осуществлению блокировок (но не по дурацкости законодательства вокруг этого), контролировать ситуацию довольно сложно. Сейчас мы в России знаем, что должно быть заблокировано, и можем это контролировать, а в Китае и Иране неизвестно, что происходит.

Очень может быть, что появление закона о суверенном интернете и технических средств противодействия угрозам уберёт из видимости общественности то, что фактически блокирует Роскомнадзор. Это для нас некоторая проблема. С другой стороны, международные организации, работающие в Китае, в Иране, уже вырабатывают как методики контроля за тем, что блокируется, так и эффективные методики обхода этих блокировок. Да, Telegram в Иране заблокирован чуть сильнее, чем в России, но им по-прежнему пользуются. Twitter вообще заблокирован в Иране и VPN тяжело применять, но Twitter по-прежнему активно используется в Иране.

Иран – это некая цель, к которой, возможно, идёт наше государство. Но, как мы видим на их текущем опыте, оно совершенно неуспешно в этом плане.

Что ждёт VPN и Telegram

Россия претендует на то, чтобы быть частью европейского пространства, частью Европы, соответствовать с точки зрения законодательства европейским ценностям. Запретить VPN в рамках европейского подхода к законодательству невозможно. Вы не можете сказать, что VPN – это то, чем пользуются террористы, у него нет положительных свойств, иначе вы сразу уходите в сторону Китая и Ирана. Поэтому VPN, скорее всего, никто не сможет запретить, потому что у нас это будет довольно сложно сделать законно, без каких-то сильных злоупотреблений. VPN однозначно останутся.

Telegram продолжат пользоваться просто потому, что Telegram, в отличие от Роскомнадзора и законодателей, понимает те самые принципы работы интернета и противостояния ядерным взрывам, разрушающим инфраструктуру. Он точно так же продолжит работать. Все внуки настроят своим бабушкам VPN и, скорее всего, стартовой страницей сделают страницу «Эхо Москвы» или Радио Свобода с интересной актуальной информацией.

Это война, которую наше государство однозначно проигрывает. К сожалению, они не понимают, что они проиграют эту войну, но сильно отбросят назад скорость развития нашей инфраструктуры. Что бы Медведев ни говорил про цифровую экономику и про цифровизацию, он признал, что санкции нам цифровую экономику портят. Ничто так не портит развитие России, как собственная российская регуляторика.

Оригинал.

Мониторинг онлайн обменников

Ripple отчиталась о значительном сокращении продаж XRP в 3 квартале 2019 года

Ripple отчиталась о значительном сокращении продаж XRP в 3 квартале 2019 года cryptowiki.ru

Ripple отчиталась перед сообществом о проделанной работе в 3 квартале 2019. Согласно документа, опубликованного на официальном сайте компании, в рассматриваемом периоде объем продаж XRP уменьшился почти втрое и составил $66,2 миллионов. Отметим, что данный показатель на 74% ниже рекорда, установленного кварталом ранее ($251,5 миллион).

Отчет гласит, что компания намерена обеспечить беспрецедентную прозрачность операций с монетой XRP, одновременно призывая отрасль последовать ее примеру. Такие шаги помогут укрепить доверие и поднять планку в отрасли.

Согласно отчету, в третьем квартале цена XRP снизилась на 35,4%, в то время как совокупная рыночная капитализация цифровых активов в этом же периоде снизилась на 30,4%. Объем торгов XRP сократился на 53% с $39,1 миллиардов до $18,2 миллиардов. В течение квартала от условного депонирования были освобождены 3 миллиарда XRP, в то время как 2,3 миллиарда были включены в новые договоры условного депонирования.

В отчете говорится, что XRP идеально подходит «для глобальных расчетов, потому что токен быстрее, дешевле и гораздо более масштабируем, чем другие цифровые активы». При сравнении с BTC Ripple заявляет о следующих преимуществах XRP:

  • Скорость: 3,80 секунды (XRP) против 9,2 минуты (BTC);
  • TPS: 1500+ (XRP) против 7 (BTC);
  • Комиссии: $ 0,0003 (XRP) против $ 0,758 (BTC).

Ripple уделила особое внимание распространению FUD и дезинформации о XRP. Как утверждается в отчете, Интернет наполнили «боты», поставляющие в сеть необоснованную информацию о манипулировании ценами.

По словам Ripple, нам нужно быть выше этого и рассматривать технологию как возможность решить существующие проблемы, а не как религию.

В завершении компания заявила, о намерении Ripple и дальше предпринимать активные шаги для устранения дезинформации и FUD, будучи ответственным и прозрачным участником XRP.

Источник: bit.news

Новое сообщение Ripple отчиталась о значительном сокращении продаж XRP в 3 квартале 2019 года появилось на КриптоВики.

Мониторинг онлайн обменников

Суд по делу SEC против Telegram перенесли на следующий год

Нью-йоркский суд перенес заседание по делу SEC против Telegram Group Inc. и TON Issuer Inc. на 18-19 февраля 2020 года. До этого момента ответчикам запрещено распределять или продавать криптовалюту Gram.

gov.uscourts.nysd.524448.22.0 by ForkLog on Scribd

Telegram согласился на перенос запуска на 30 апреля и предложил несогласным инвесторам вернуть 77% вложенных средств. При этом ответчики не считают Gram ценными бумагами. Компании попросили суд отменить временный запрет на распространение токенов, поскольку, по их мнению, действия SEC противоречат здравому смыслу.

SEC же настояла на судебном запрете до конца разбирательства. В противном случае, считает регулятор, дальнейшие нарушения со стороны Telegram «практически гарантированы».

По данным The Bell, инвесторы TON настроены оптимистично и не собираются требовать возврата инвестиций, хотя некоторые все же попробовали продать крупные партии Gram по цене второго раунда ICO.

Напомним, 11 октября SEC сообщила о получении временного запрета на распределение Gram. Юрисдикцию ведомства обеспечили 39 американских инвесторов, которые приобрели монет на $424,5 млн.

Регулятор утверждает, что Telegram обещал некоторым инвесторам рост цены в 10-50 раз. Согласно иску SEC, ответчики собрали намного больше денег, чем нужно для разработки TON, а инвесторы никак не контролируют расходы.

Как заметили в The Bell, у Николая Дурова, курирующего создание TON, есть только российское гражданство, в то время как у Павла Дурова — паспорта России и Сент-Китс и Невис.

Также туманной остается структура собственности Telegram Group Inc. — в иске SEC сказано, что Павел владеет 100%-долей, однако Николая называют совладельцем.

Источник: forklog.com

Новое сообщение Суд по делу SEC против Telegram перенесли на следующий год появилось на КриптоВики.

Мониторинг онлайн обменников